Рыбалка спортивная, фото и видео с рыбалки.
Eng
 
Главная Рыбалка: сообщества, клубы и команды рыбаков на Рыбалке Спортивной Нахлыст. Все о рыбалке нахлыстом. Темы
 

Темы

Девичьи Плесы Кумира. Закир Умаров

08 сентября 2011 09:35
 
Дата: 08 сентября 2011
 
Вид рыбалки: Нахлыст
 
Девичьи Плесы Кумира. Закир Умаров
В тех красивейших местах мне удалось побывать дважды.
 
I.

В первый раз это было в октябре 2004 года. Как-то раз мне позвонил мой друг Костя Леонтьевский, отличающийся особой любовью к открытию новых мест для наших совместных рыболовных выездов:



- Закир, а ты бывал на Девичьих плесах? Красивейшие места! Это река Кумир, левый приток Чарыша. Поехали?..

Собираемся мы очень быстро… В Новосибирске стояла неплохая погода, но уже через несколько часов на Семинском перевале мы стали свидетелями первого в году снежного покрова. Шел плотный снег и наш джип слегка заносило. Из-за мокрой снежной каши некоторые грузовые машины не могли подняться на Семинский… Но нас снег не смутил, а наоборот подзадорил. Путь наш лежал к Усть-Кану Горного Алтая. Снежный покров постепенно исчез и нашим глазам открывались величественные пейзажи, характерные для тех мест – невысокие горы, покрытые лесом и при этом огромные долины, напоминающие мне степи Хакасии…



Синева сквозь кучевые облака навеяла нам надежды на хорошую погоду. Сказано поэтом: "Темные тучи превращаются в небесные цветы, когда их поцелует свет!
Хотелось лететь! Константин, у которого в роду есть известные сыны Хакасии, сказал:
- Я бы хотел бы жить в таких краях! Чтобы были степи, невысокие горы с тайгой, горные реки и облака…
Трудно что либо добавить к этим простым словам...

Подъехав к Усть-Кану, который стоит на р.Чарыш, мы купили хлеба в магазине. Вокруг прилавка были одни алтайцы, но в отличии от жителей отдаленных горных районов (например долины Чулышмана), они были совершенно равнодушны к нам. А возможно я просто похож на них, во мне ведь тоже тюркская кровь… Позволю себе немного отклониться от темы. Как-то раз мы с братом Зафаром были приглашены в поездку на Чулышман в район устья Башкауса. Предварительно нас посвятили в особенности характера коренного населения, в частности, их высокой агрессивности к чужакам и трепетной любви к алкоголю. Особенно по их словам «страшны» жители деревни Коо!

- Не вздумайте там останавливаться, не смотрите по сторонам, нужно двигаться друг за другом и так миновать деревню! Нас не заметят, точнее не успеют понять, кто это проехал! - такие напутствия были даны перед поездкой. Мы с братом на его джипе замыкали нашу немалую кавалькаду внедорожников. Честное слово, на нас и вправду не обращали внимание! Но тут, по закону подлости, мы с братом обнаружили, что прокололи колесо, и к ужасу своих компаньонов, остановились на смену колеса прямо посреди деревни. Наши друзья же отъехали на безопасное расстояние от деревни и смотрели в бинокль, как мы ремонтируемся. Позже я их спросил, чтобы они делали, находясь так далеко от нас, если бы начался «штурм Зимнего», а самое главное, в чем бы выразилась их помощь нам в случае нестандартной ситуации, но внятного ответа не получил… Но надо сказать, что алтайцы, собравшись вокруг нас, покуривали, пили (не чай!) и что-то негромко обсуждали меж собой, но по отношению к нам не проявили никакой агрессии, напротив, это было типичное любопытство. Мне кажется, они не так и не поняли, кто мы такие: вроде не русские, но и не алтайцы… Далекие родственники, вот кто мы! Выдающийся историк Лев Гумилев, а позднее знаменитый академик Алексей Окладников, полагали не без оснований, что тюркюты пришли в Среднюю Азию из степей Хакасии и Алтая, в частности из знаменитой Минусинской котловины.
 
Из истории алтайцев. Если верить исследованиям наших историков, то дело происходило примерно так. В 1764 году до н.э. горстка хуннов из Наньшаньских гор (Северный Китай), разбитых Китаем, пересекли страшную пустыню Гоби и ушла на юг Сибири. Вернулись их потомки домой лишь в IV веке до н.э. Зов далекой родины?.. Лет двести у них ушло, чтобы втиснуться между народами. Они ждали своего часа, ждали рождения Великого Хунна. Как-то раз, их царь Тумин, отправил к соседскому племени юечжам своего сына Модэ в качестве заложника, и тут же напал на них, что фактически было убийством Модэ…
Но Модэ чудом спасся и решил отомстить своему коварному отцу. Он собрал свою дружину и сказал: «Куда летит моя стрела, туда должны лететь и ваши стрелы!». И пустил стрелу в своего коня (это для кочевых народов святотатство!). Большая часть дружины не подняла луки. Модэ казнил их. Пустил стрелу в любимую жену – еще одна часть дружины не подняла оружие. Казнил их. Пустил стрелу в отца Тумина – одновременно спустила луки оставшаяся дружина. Дружина, единая с ним… Так родился самый Великий Хунн, который вернул народу родину, Наньшаньские горы и сломил Китай. В 202 году до н.э. он со своей армией перешел Великую Китайскую Стену и без боя принудил Китай платить дань. Китайцы сразу же согласились платить, увидев его отборную армию. Модэ, получив свое, ушел назад. Стоял с армией и не разграбил поверженного врага! Вот оно - великое Степное благородство, которое отмечали даже китайские летописцы (китайцы восторженно называли хуннов «небесными гордецами»)

Но Китай всегда был страной, умеющей ждать своего часа. После смерти Модэ в 176 г. до н.э. Китай лет сто мстил хуннам. Они попали под тотальное истребление. От одной из горстки их, спрятавшихся на Алтае, остался, как говорят предания, только мальчик с отрубленными ногами и руками. От него, спасенного волчицей, и начался народ Ашина, что в переводе с древнемонгольского означает «Благородный волк». Около двухсот лет Ашина росли на Алтае. И когда хунны возродились и отогнали в 316 году китайцев к Янцзы, взяв их две столицы - возрожденные ашины были в их рядах…

Но китайцы опять нашли в себе силы и в 439 году разбили хуннов в Наньшаньских горах. Князь Ашина в раздумьях: куда вести остатки своего народа? Можно сдаться китайцам, но тогда придется им служить, отдавая молодых парней в китайскую армию. Но служить бывшему врагу «благородные волки» не могут! И Ашина совершил невозможное: пробился без жертв сквозь китайские посты, уведя народ на Алтай. Здесь на Алтае возродился во второй раз народ, правда, теперь кочевники научились выращивать хлеб и плавить железо, благо с предпосылками для успешной реализацией этих «национальных проектов» на Алтае было все в порядке. Алтай славится и рудами, и землями, и климатом… Рядом же существовало великое степное государство Гаогюй (Великая Телега) тюркского рыжеволосого народа теле, от которого народ Ашина перенял тюркские законы, тюркский язык и тюркский этнический облик, значительно смягчивший их монголоидные черты. От народа теле ашины и взяли себе новое название – тюркюты. Слово «тюрк» означает на древнетюрском языке «сильный», но множественное число от этого слова образуется путем прибавления суффикса «ют».
В последующие два столетия тюркский народ ашина завоевал обширные земли от р.Амур до р.Волга (в 558 г.). А еще через лет, в 568 г. они завоевали Среднюю Азию, где впервые образовалось государство с правящей тюркской кровью.


Наверно, это было действительно так. Да и многие слова местных аборигенов мне понятны – все-таки одна тюркская группа языков. Мы даже иногда с Костей развлекаемся по дороге на рыбалку: он спрашивает, как переводится то или иное географическое название на дорожных знаках, я же ему по мере своих возможностей перевожу. Он запоминает, а потом даже воспроизводит по памяти некоторые из них…

Еще час по грунтовой дороге вдоль р.Чарыш и мы наконец подъехали к мосту через р.Кумир. С тюркского это слово переводится как «уголь». Причем тут уголь?.. Справа неподалеку его устье, слева – уходящая в горы вверх речная долина… Река у меня вызывает волнительное предвкушение. Представьте себе прозрачную речку шириной с полсотни метров с многочисленными небольшими валунами и протяженным мелким перекатом. Чуть зеленоватая вода как будто светится зеленоватым изумрудом между березами - это лучи выглянувшего на миг солнца огранили красоту реки в соответствующую ей оправу…



Нам предстоит подняться на несколько километров вверх по реке Кумир до знаменитых своей красотой Девичьих Плесов. Дорога тяжелая из-за прошедших дождей, но, к счастью, вскоре она стала каменистой и мы стали продвигаться без пробуксовок, но теперь боялись, что очень острые торчащие камни могут порвать покрышки. Небо опять затянулось хмурыми облаками. Костя не отрывается от дороги, я же разглядываю в просветах между березами и лиственницами нашу реку. Горы вокруг стали постепенно ее теснить в своих каменных объятиях и вскоре реку не стало видно в этих каменных коридорах.

Вот мы на месте. Я выскочил из теплой машины и сразу же попал под холодный ветер, дующий по реке. Зато глазам с высоты в несколько метров открылась такая красота, что просто не подается описанию. Я бегал по камням и смотрел на глубокие чистые изумрудные омуты, на светлый песок, видимый на отмелях, на замшелые огромные валуны… На каменных обрывах – еще пока желтые от осенней хвои лиственницы и уже голые холодные березы. Порывистый ветер сорвал с них густую одежду, и вода быстро уносит желтую роскошь листвы… Костя явно доволен произведенным впечатлением. Он также был изумлен летом, добравшись сюда с семьей. Тогда вода была прогретой, и они много купались. Рыбалка же оказалась неудачной, хотя Костя пробовал самые различные мушки… Вот теперь второй раз на поляне возле Девичьих Плесах. Цепь глубоких омутов, известных на всем Алтае своей красотой. Почему только Девичьи?..

Позже я прочитал, что согласно легенде ойрот-алтайское селение на этой поляне оккупировали злодеи-завоеватели. Ночью, когда караульные спали, девушка по имени Мерей со своими сверстницами бежали от оккупантов. Но проснувшиеся караульные и захватчики начали преследование красавиц. И когда девушки оказались в безвыходном положении, они прыгнули с высокого утеса и навсегда ушли в объятия хозяйки вод. Поэтому ойрот-алтайцы назвали это место «Бойлулардын кажады», то есть Девичьи плесы...

Мы быстро собрали нахлыстовые снасти и скорее вниз к воде.

Девичьи Плесы Кумира

Я большой поклонник «сухого» нахлыста и потому решил начать с бросков на сухую мушку, тем более в это время года на Бие данный метод очень хорош. Я понимаю, что здесь осень наступает раньше и вероятность выхода хариуса на сухую мушку сводится к нулю, но, тем не менее, подбираю несколько мушек, имитирующих взрослого ручейника (домики которого я обнаружил под камнями в воде) и поденок. Броски на самые перспективные места, холостые забросы для просушки мушек – однако все пусто. Вода словно вымершая…Сменяя место за местом, я смещаюсь вниз по реке. Костя мелькает где-то внизу, но не зовет - значит пока нечем радовать. Сменяю мушек на нимфы, имитирующие личинок беспозвоночных в толще воды, но результат тот же.

Через пару часов становится холодно. Пошел снег, точнее полетел… Снежинки летели горизонтально из-за усилившегося холодного ветра, дующего с большой силой в этой естественной аэродинамической трубе. Пальцы рук все чаще зябнут. Мы решили прекратить рыбалку. Поднявшись к машине, мы закусили и выпили горячего чая, а потом холодного пива. Стало намного лучше… За пивом мы обсудили результаты и сошлись в том, что хариус уже скатился в Чарыш из-за ранней холодной осени.

Мы отправились на Чарыш. Проехав по нему еще ниже по течению, мы обнаружили неплохое на вид место. Пробуем, но результат тот же. Хоть бы кто местный появился - ведь обычно у них можно подсмотреть на что они ловят и подобрать соответствующие приманки. Словно исполняя наше желание, подъезжают аборигены: двое русских и алтаец. Все уже в годах, немолодые. Оказалось, что они закадычные друзья и каждый год устраивают себе праздник на несколько дней, выезжая на ловлю скатывающегося хариуса. Всегда ловят на этом месте (какие мы с Костей молодцы!).

Они разбили лагерь и стали рыбачить на «балду». Это сибирский аналог известной тирольской палочки: на конце снасти утяжеленный внизу крупный пенопластовый поплавок, а между рыболовом и поплавком - несколько поводков с мушками. Я посмотрел их мушки. Как это обычно бывает, они собой представляли ужасно изготовленные изделия из зеленой шерсти и ости меха темного цвета на крючках-двойничках. Я всегда не понимал, почему местные мушки бывают столь эффективны. Если бы я был хариусом, то я бы выглядывал из воды посмотреть на горе-рыбака, предлагающего мне такое блюдо. Рыбаки уверяли нас в их результативности, но доказать пока не могли. Их мушки скорее всего имитировали личинку ручейника. Просто мы уже успели «пошариться» под камнями в Чарыше, здесь достаточно много мелкого ручейника в песчаных домиках. В личиночной стадии он здесь ярко-зеленого цвета, почти ядовитого оттенка, с черной головкой.

Ну что, пора удивлять местных! Достаем с Костей из «широких штанин» своих мушек, вызывая у рыбаков уважение столь изящными имитациями. Костя начал им сразу читать лекцию про нахлыст и его философию, но по ним было видно, что им это по барабану. Ведь они видели, что мы тоже пусты… Местные жители, как я заметил, в следствии своей мужицкой практичности, всегда верят только своим глазам и тому, что они уже ухватили своими руками. Вот они и схватили сразу предложенные Костей в качестве подарка мушки. А остальное для них – пустая забава городских и болтовня… Зато от них мы узнали, что в Кумире действительно в это время хариуса уже нет. Лишь поднявшись еще выше, до моста через реку, где живет пасечник, есть зимовальные ямы, где можно надеяться на крупного хариуса. Говорят, что он там есть… Говорят, что в Австралии водятся кенгуру, но кто из нас их видел?..

Я залез на большой камень в реке, перебравшись на него через глубокую протоку. В очередной раз понимаю, как хорошо и удобно в вейдерсах… Наслаждаюсь теперь открывшейся свободой – можно нисколько не опасаясь зацепить, совершать забросы. Очень долго занимаюсь кастингом – спортивным забросом мушки на дальность. Достигнутый результат радует, а отсутствие поклевок вызывает недоумение: куда же подевался весь хариус?! Местные тоже удивлены, но терпеливы, говорят, что хариус еще не начал скатываться. Не верю!..
Мы решили уехать назад на несколько километров. Успели только найти лагерь, как спустились сумерки. Место стоянки было очень удачным: в нескольких десятков метров река, при этом мы недалеко от дороги, от которой отгорожены непролазным кустарником и полосой деревьев. Поставили палатку, развели костер… Поужинав, болтаем друг с другом о всякой всячине, естественно обсудили и сегодняшний опыт. Вывод: не хватает знания реки и предпочтений местного хариуса. Хариус в среде рыболовов считается очень капризным и привередливым субъектом, но это пока ты не раскрыл к нему свои ключики. Ключики эти простые и одновременно сложные. Первое: чем он питается в этой местности (нужны хотя бы минимальные познания в энтомологии). Второе: сезон ловли и погода. Третье – искусная имитация его привычной пищи и правильная подача. Если все ключи подобраны – всегда будешь с уловом, и хариус не будет тебя удивлять своей капризностью. Вот почему местные опытные рыбари всегда удачно ловят его. Они в течении долгого времени накапливают достаточные эмпирические знания, порой даже не систематизируя их.

Следующий день тоже был неудачным. Мы спустились к нашим знакомым, но у них такая же картина. Как это обычно бывает в такие минуты, мы посмотрели с Костей друг на друга и прочитали в глазах промелькнувшую мысль: «А не поехать ли нам на Бию?»… И хотя предстоял путь в несколько сот километров, мы так и поступили, предварительно попрощавшись с Рекой и рыбаками, ожидающими осеннего хода хариуса.

До свидания, красавец Кумир! Ты нам пока не сдался…

II.

Второй раз свидеться с Кумиром мне удалось только в первых числах мая этого года. Наша компания в составе двух джипов неслась по трассе, наслаждаясь первыми теплыми днями и предвкушением встречи с Природой.

На рыбалку

Каждый год я пытаюсь открыть где-нибудь на Алтае весенний сезон ловли хариуса нахлыстом, но каждый раз понимаю безрезультатность попыток и каждый раз даю себе обещание даже и не дергаться до второй половины мая. Не то чтобы это невозможно, скорее просто трудно попасть на нерестовую миграцию в условиях прозрачной воды, ведь паводок и последующее замутнение делают нахлыст малопригодным для ловли хариуса. Только раз мне удалось попасть на Бие на прозрачную зеленоватую воду сразу после схода льда, но все же до весеннего паводка, когда река становится мутной до глинистого оттенка. Это было 14 мая 2006 года, когда мне удалось выловить несколько крупных хариусов методом «катящейся нимфы». Но несмотря на свое внутреннее обещание, я каждый год снова и снова срываюсь в поисках приключений!

Дорогой мы с Костей Леонтьевским несколько часов обсуждали такую трепетную тему, как медитативные и религиозные практики, затем пришли к обоюдному мнению, что рыбалка для нас и есть накрутейшая медитация. Очень замечательно сказал известный американский рыболов и издатель Ник Лайонс: «Ничто в этом мире не способно освежить душу и чувства, как реки, которые я знаю. Без них я не могу. В их чистых, в их стремительных или медленных, щедрых или скупых водах я вновь нахожу силы, здесь я обретаю элементы жизни, которые утратил в городах: тишину, терпение, свежие мысли, приверженность к природе, остроту восприятия, родство с землей, душевную легкость, спокойствие…»

Мы прибыли на Кумир уже под вечер, за пару часов до заката солнца. Его лучи напоследок пронизывали прозрачные бурные волны реки. Быстро омыв лица в речной у автомобильного моста, мы поехали вверх по реке, пролетели дальше того самого места, именуемого Девичьими плесами, и к сумеркам уже разбили лагерь в лесу у каменного выступа, уходящего в реку, которым одинокая скала почти перекрывала дальнейшую дорогу. Тихий холодный вечер, жаркий костер, возле которого суетящийся дежурный казался грозным шаманом в неистовой свистопляске, и отличный коньяк – все располагало к отдыху и разговорам по душам.



При этом меня не покидало счастливое осознание, что рыболовный сезон только начинается, что все еще впереди. Хочется кричать и беситься от восторга, будучи вновь в начале сезона на реке. Помню, когда я впервые читал «Песнь восторга» индейцев кайова, я понял, что я испытываю почти те же самые чувства, что и они:

Я перышко, я плыву в ясном небе
Я синий конь, я скачу по прерии,
Я рыбка, я вьюсь, блистая в воде,
Я тень, я бегу за ребенком
Я свет вечерний, свеченье лугов
Я орел, я играю с бурей,
Я гроздь разноцветных бус
Я отдаленнейшая из звезд
Я прохлада рассвета
Я рев дождя
Я сверкание наста
Я дорожка луна на заводи
Я пламя, четырехцветное пламя,
Я олень, я прячусь в сумерках,
Я в зимней выси косяк гусей
Я голод юного волка
Я сон обо всем, перечисленном мною,

Ты видишь, я жив, я жив!
Я связан добром с землей
Я связан добром с богами
Я связан добром с красотой
Ты видишь, я жив, я жив!




Ночь после сытного обильного (почему на природе всегда все так вкусно?!) ужина прошла без приключений. Наступивший день принес переменчивую погоду: то солнце, то дождевые тучи, попеременно сменяли свои декорации. Утром обнаружили, что мы разместили свои палатки на поляне, где было полно «краснокнижного» сибирского кандыка, похожего на фиолетового цвета подснежники…

сибирский кандык

Мы решили пойти еще вверх на несколько километров по реке. Любуясь светлым аквамарином воды между стволами деревьев, мы дошли до деревянного моста через реку, по которому можно пройти на местную пасеку, поснимали с него на камеры панораму реки в окружении гор, затем принялись опять ловить рыбу, но увы, безрезультатно.



Вокруг мы замечали бесчисленных майских поденок рода Baetis - они витали в воздухе, они вылезали на камни обсушить новые хрупкие крылышки, они плыли по воде, откладывая яйца, но на поверхности воды не было никаких признаков рыбы…

поденки



Кумир просто не сдается нам!

Я не выдержал первым, поскольку помимо рыболовной страсти, в последнее время увлекся еще одной – фотографированием, поэтому стал время от времени снимать, а большей частью просто наслаждаться бытием. Так прошел день. Воистину прав тот, кто сказал: «Если у вас есть свободное время и деньги, займитесь фотографией – вскоре у вас не останется ни того, ни другого!». Страсть не менее интересная, чем рыбалка, по сути она даже сродни последней – в ней тоже есть свои ключи, свои трофеи, свои приемы и подходы, а главное – радость от удачного снимка, как от поимки прекрасного рыболовного трофея.

На следующий день мы совершили обзорное путешествие на законсервированный урановый рудник, и там нашли прекрасные ледовые сталактиты, образовавшиеся в десяти метрах от забитого огромным щитом входа в штольню.



Мы залезли по очереди в лаз под щитом, прошли несколько метров и все, поскольку дальше тепло не могло проникнуть вглубь и из зияющего провалом коридора несло могильным холодом. Было как-то даже не по себе… Но сами сталактиты стоили того, чтобы ими полюбоваться!

Сталактиты

А Кумир продолжал катить свои воды вниз в узкой долине, оставляя в очередной раз меня в полной растерянности: где и когда здесь можно что-то поймать?!

Кумир

Если Чарыш уже открыл мне свои ключи и я давно там успешно ловлю знаменитого «золотого» хариуса, то Кумир продолжает хранить свою тайну. А может в нем вообще нет рыбы? Ведь бывают мертвые озера из-за состава воды, может бывают реки с водой, которая не нравится хариусу? Но думаю, что причина неудачи кроется в нескольких плоскостях: во-первых, это неправильный выбор времени, т.к. в первый раз мы оказались поздно на реке и рыба успела скатиться в Чарыш, а этот же приезд наоборот рановат; во-вторых, на реках такого рода как Кумир с его очень красивой долиной, где налицо человеческий прессинг от устья до доступных мест вверху (до 10-15 км) рыба может уходить далеко вверх по реке в самом начале сезона до осеннего ската. Такое я наблюдал в нескольких реках Алтая и Хакасии: поднимешься выше обычного люда – наловишь. В-третьих, причина неудачи может крыться в неправильном подборе мушек. Бывает, что несколько раз приходиться ловить на одной реке, прежде чем подберешь свои мушки к ней и начнешь гарантированно что-то ловить.

Напоследок мне Река подарила возможность полюбоваться струями водопада, что у Девичьих плесов, и конями на весеннем лугу, орошаемого теплым нежным майским дождиком.





Как все-таки прекрасен наш мир! Вернусь ли я сюда еще раз? Кто знает…

Должен же я разгадать загадку Кумира, который пока словно уголь, поглощающий весь свет, не дает мне ни малейшего ответного лучика.

А может некоторые тайны должны оставаться неразгаданными?

Или продолжать мне спрашивать у солнца, у звезд, у реки, у цветов и камней... 

Автор: Закир Умаров
Источник: fishingsib.ru

ТАС
Поделиться: Facebook ЖЖ Одноклассники Twitter Вконтакте
Проголосовать за тему:

Написать сообщение

Сообщения


Водоемы Хищник Карп Море Нахлыст Фидер Каталог магазинов Вверх
© 2009, Разработано, New Age Lab Protected by Copyscape Duplicate Content Penalty Protection © 2005-2010 Спортивная рыбалка